На главную

 

Слово архиепископа Сиракузского и Троицкого Аверкия (Таушева; + 1976г.)
в праздник Покрова Пресвятой Богородицы

«Дева днесь предстоит в церкви,
и с лики святых невидимо за ны молится Богу»...
(Кондак праздника Покрова).

Неужели это правда? Неужели Сама, «Вышшая небес и чистшая светлостей солнечных», всякое прошение Которой исполняется Божественным Сыном Ея, принимает участие в нашей церковной молитве?

Неужели Она, бывшая Сама «одушевленным храмом Небеснаго Царя», входит в наши убогие, рукотворенные храмы и молится здесь вместе с нами и подобно нам за нас, грешных?

Да, это так! В этом удостоверяют нас многия события из жизни святых и, в особенности, замечательное событие, воспоминаемое 1-го октября по ст. ст. — в день праздника Покрова Пресвятыя Богородицы.

Давно это было — около тысячи лет тому назад. Во Влахернском храме в Константинополе, где хранились великия святыни — риза Богоматери, Ея омофор, или головное покрывало, спускавшееся на плечи, и часть пояса, — совершалось всенощное бдение. На бдении присутствовал великий праведник того времени блаженный Андрей, Христа ради юродивый, вместе с своим учеником Епифанием. И вот, в 4-м часу ночи им представилось дивное зрелище. От царских врат шествовала величественная Жена, окруженная страшной свитой. Честный Предтеча Господень и Апостол Иоанн Богослов поддерживали Ее под руки, а множество святых в белоснежных одеждах окружали Ее, воспевая гимны и священныя песни.

Когда Она приблизилась к амвону, блаженный Андрей, как бы не доверяя очам своим, спросил Епифания: «Видишь ли Госпожу и Царицу Mиpa?» — «Вижу, отец мой духовный», отвечал тот: «вижу и ужасаюсь». И вот, пока они смотрели, Она, преклонив колена, молилась долго-долго, обливая слезами Свое Боговидное и Пречистое Лице. Окончив здесь молитву, подошла затем к престолу — молилась и тут столь же горячо за предстоящий в храме народ. По окончании молитвы, Она сняла с Себя блиставшее на подобие молнии, великое и страшное покрывало, которое носила на Пречистой Главе Своей, и, держа его с великой торжественностью Своими пречистыми руками, простерла его над всем стоящим в храме народом.

И долгое время, пока видима была Пресвятая Богородица, видно было и это распростертое над народом покрывало, излучавшее из себя молниевидную славу Господню...

Так наглядно, по изволению Божию, было показано людям покровительство Божией Матери всему христианскому роду, а наипаче — молящимся в храме.

Много и других подобных видений и случаев известно, из коих мы со всею очевидностью убеждаемся, что Пречистая Матерь Божия — действительно Покровительница наша, а, в особенности, покровительствует Она всем любящим церковную молитву и никогда не оставляет без Своей помощи и всесильнаго заступления всех усердно молящихся в храме Ея.

Вникнем в это по-глубже, бpaтиe!

Сама Пречистая Дева с безчисленными ликами Святых входит в наши храмы, когда мы совершаем в них богослужения, и молится с нами и за нас, окаянных грешников.

Разумно ли, после этого, пренебрегать храмом и чуждаться молитвы церковной?

Сама Царица небесе и земли до того снисходит к нам, грешным, что приходит в наши убогие храмы и проливает за нас горячия слезы материнской молитвы, содействуя тем и нашим собственным молитвам невозбранно возноситься к престолу Божию. Она простирает над нами чудодейственный омофор Свой, показывая этим Свое особенное покровительство и заступничество всем, кто любит молиться в храме, а мы так часто оказываемся столь черствыми и неблагодарными, столь безчувственными и слепыми, что не ценим этой великой любви Богоматери к нам, скверным грехолюбцам, пренебрегаем молитвой церковной, и в те дни и часы, когда в храме совершается богослужение, даже в дни воскресные и великих праздников, предпочитаем иногда пойти куда-угодно, но только не в храм Божий на церковную молитву.

Вдумайтесь в это, братие, по-глубже и по-внимательнее, и вы, если еще не совсем потеряли веру и совесть, ужаснетесь, до чего мы, люди, называющие себя христианами, безконечно легкомысленно относимся к величайшему и спасительнейшему для нас делу церковной молитвы, враждуем точно против самих себя и наивно, капризно и глупо по-ребячески, как упрямыя, непослушныя дети, отвращаемся от чудеснаго Покрова Пречистой, пренебрегая Ея всесильною за нас молитвою!

И после этого — надо ли удивляться, если в жизни у нас все идет прахом, если постигают нас всякаго рода бедствия и неудачи и если ни в чем не находим мы духовнаго удовлетворения, мира, спокойствия и душевной отрады, которых не купишь на земле ни за какую цену. Без молитвы, и особенно молитвы церковной, невозможно быть истинному христианину.

«Христианин без церкви», говорит наш великий всероссийский праведник и молитвенник св. Иоанн Кронштадтский: «как рыба без воды, не может жить истинною жизнью; церковь — его стихия».

У каждаго из нас в жизни бывает много горестей и печалей, порою столь болезненных и мучительных, что кажется иной раз, и перенести их нет сил. Но кто искренно верует в Покров и заступничество Матери Божией, кто любит молиться Ей и поспешает в храмы Ея, чтобы быть ближе к Ней, где Сама Она предстоит с нами невидимо перед престолом Божиим и молится за нас Богу, — тот не может не ощущать дивнаго веяния благодати Божией, изливающейся на него от распростертаго над нами омофора Пречистой: все горести и печали мирския далеко-далеко отлетают прочь, и является радостная и непоколебимая уверенность в своей безопасности, возникают нежданно-негаданно откуда-то появившияся силы к борьбе с превратностями этого лежащаго во зле греховнаго миpa, и главное — удивительно-блаженное чувство полнаго успокоения, мира, радости и духовной отрады.

«Все обаяние, вся прелесть страстей», говорит о такой молитве св. праведный Иоанн Кронштадтский в своем замечательном дневнике: «исчезают; я как бы умираю для миpa и мир для меня со всеми своими благами; я оживаю в Боге и для Бога, для единаго Бога, и весь Им проникаюсь; я делаюсь, как дитя, утешаемое на коленях матери; сердце мое тогда полно пренебеснаго, сладкаго мира; душа просвещается светом небесным; все светло видишь, на все смотришь правильно, ко всем чувствуешь дружество и любовь, к самым врагам, и охотно их извиняешь и прощаешь. О, как блаженна душа с Богом!»

Горе тем, кто, увлекаясь суетными и злыми помыслами пренебрегает Покровом Божией Матери и бегает от него: это — безумие, которому нет равнаго. Кто чуждается церкви и не принимает участия со всеми верующими в церковной молитве, — тот духовно умирает.

Знает это враг рода человеческаго, и чего-чего только не придумает, лишь бы только отвести христианина от церкви. А в наш материалистический век эгоизма, самолюбия и служения своему чреву и изнеженной плоти — это особенно легко ему удается. И службы в церкви, мол, слишком продолжительныя — выстоять их невозможно, нет времени и вредно для здоровья: то слишком тепло, то слишком холодно, то увидишься в церкви с тем, кого не желаешь видеть, то хозяйственныя дела дома нельзя бросить, то какия-то экстренныя дела мешают и т. д. и т. д., то-есть тысячи предлогов всегда найдутся лишь бы оставить нас без церковной молитвы и лишить спасительнаго Покрова Пречистой.

Не так было в прежния времена! Тогда еще были истинные христиане, духом горящие, которых действительно «ничто не могло отлучить от любви Божией во Христе Иисусе» — «ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота ни глубина, ни другая какая тварь» (Рим. 8, 38). Всенощныя бдения продолжались, как это и показывает самое их название, всю ночь, и никто не тяготился этим, никакия домашния дела и хозяйство не могли отвлечь от всецелаго посвящения Богу седьмого дня по заповеди. А всякая взаимная вражда и недоброжелательство в храме забывались. Горяча была вера, несокрушимо упование, пламенна любовь и всех обнимал, окрылял и согревал всесильный, чудодейственный Покров Пречистой, под Которым ничто не было страшно верующему христианину, и он с радостью готов был идти на всякия лишения, даже на муки и лютую смерть за Имя Христово.

Дорогие о Господе братие и сестры! «Дева днесь предстоит в церкви»: как тогда, так и сегодня, так и всегда, Она, преклонив колена, «невидимо за ны молится Богу», обливая слезами Свое Боговидное и Пречистое Лице.

И о чем Она больше всего плачет?

Она, конечно, плачет о нашем неразумии, о нашей холодности, о нашем маловерии, неверии и окамененном нечувствии, что для нас всего губительнее. Она всех нас хотела бы обнять Своей Материнскою Любовью, в знак чего простирает над нами Свой дивный светящийся омофор. Не будем же тупыми, упрямыми, неблагодарными детьми: отзовемся всем сердцем на Ея любящий призыв, на Ея горячия молитвы за нас, такой же благодарной, горячей молитвой и будем всегда, усердно посещая храмы Ея, взывать к Ней:

«Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором!»

«В храме стояще славы Твоея, на небеси стояти мним, Богородице, дверь небесная, отверзи нам двери милости Твоея!» Аминь.