На главную

 

Диакон Андрей Псарев (Свято-Троицкая Семинария, Джорданвилл, Н.Й.):

(Доклад прочитанный по случаю празднования 90-летия Русской Зарубежной Церкви
в синодальном доме в
Нью-Йорке 7-го декабря, 2010 г.)

Ваши Высокопреосвященства, Преосвященнейшие Владыки, досточтимые отцы, братия и сестры! 

Благодарю за честь выступить сегодня, здесь в месте пребывания Путеводительницы нашей Русской Зарубежной Церкви - Курско-Коренной иконы Пресвятой Богородицы, в доме где проходят Архиерейские Соборы нашей Церкви, пред сонмом наших архипастырей, пастырей и народа Божия.

Когда я получил послушание прочесть этот доклад посвященный Русской Зарубежной Церкви, то решил, что вместо лекции по истории Русской Зарубежной Церкви, рассмотреть ее в лицах, увидеть тех, из кого состояла наша Церковь на разных ее этапах: 

  1. архиереев;
  2. духовенства;
  3. монашествующих;
  4. верных.

Мы  рассмотрим представителей Русской Зарубежной Церкви начавших свое служение в России и в результате гражданской войны оказавшихся за границей, тех кто пополнил ее ряды во время войны и тех, кто приступил к служению в ней до начала девяностых годов. За одним исключением я не буду касаться наших современнико, поскольку для исторического обзора нужно, какое-то отдаление, определенная временная перспектива.

Биографии которые пройдут сейчас перед Вашим мысленным взором принадлежат людям жившим в разное время, происходившим из разных мест и сословий, но они все объединены одним – страданием. Каждый описанный здесь человек был «ранен» Россией, ее трагической историей. Память о родине, о ее страданиях эти люди передавали тем, кто был с ними рядом. Они составляли Русскую Зарубежную Церковь ставшею Церковью русской скорби.

Зарубежная  Церковь старалась сохранить  и передать последующим поколениям память обо всем том, о чем нельзя было открыто говорить на родине. Она бережно сохраняла частицы погибшей императорской России подобно тому, как здесь в синодальном Знаменском соборе доныне сохраняются воинские знамена российских полков.

Трагическая история ХХ века отобразилась в святынях Русской Зарубежной Церкви. С Курско-Коренной иконы, находящейся здесь сегодня, в 1920-м году в Крыму устраивались покаянные крестные ходы. Мощи преподобномучениц Елизаветы и инокини Варвары были доставлены белыми воинами в Китай и оттуда перевезены в Иерусалим. Прославление новомучеников и исповедников российских и царственных мучеников здесь в синодальном храме завершило, стало вехой русской истории подводящей итог ее советскому периоду.

Во  всех эмигрантских церквах сохранялась русская культура, в воскресных школах преподавался русский языках. Наяакская школа и многие другие давали такую подготовку, что в будущем их воспитанники смогли использовать эти знания в своей работе в России, для России или просто смогли передать русскую культуру своим детям. Так что три, четыре поколения ее не утратили. Верность России, готовность на подвиг ради нее стала важной частью воспитания молодежи в летних лагерях -- НОРР, ОРЮР, ОРПР, Витязей.

Конечно же особое внимание уделялось закону Божию. Судить об успехах в этом отношении можно по учебнику о. Серафима Слободского, переизданного миллионными тиражами, и по сей день являющимся «классическим» учебником, который используют в России для церковного образования детей. Даже Азбука его «матушки Елочки» тоже переиздана в России и имеет свое распространение.

Когда мы изучаем биографии людей составивших  Русскую Зарубежную Церковь, то становится больно от того, что во-первых Русская Зарубежная Церковь должна была появиться и во-вторых что все эти высокодостойные люди не могли служить своем отечеству в его пределах. В годы господства коммунизма в России Русская Православная Церковь Заграницей была Церковью для всех православных людей лишенных родины. Во время Второй мировой войны духовенство РПЦЗ старалось оказывать всевозможную помощь всем православным людям из Советского Союза, оказавшимся на территориях Третьяго Рейха, а после войны в их расселении. Для чего был создан специальный Переселенческий Комитет при Архиерейском Синоде.

Архиереи

В 1921 году, на время Первого Всезарубежного Собора, вся русская церковная эмиграция входила в Русскую Зарубежную Церковь, кроме Финляндии, Польши и тех стран где имелись свои поместные Православные Церкви. Епископат Русской Зарубежной Церкви насчитывал около тридцати архиереев, подавляющее большинство которых было хиротонисано в царской России.

Какие духовные школы закончили архипастыри первого поколения РПЦЗ получившие архиерейские хиротонии в России? 
 

-- Московскую Духовную Академию:

Митрополит  Евлогий Западно-Европейский,

Митрополит Анастасий Восточно-Американский и Нью-Йоркский.1 

- Санкт-Петербургскую Духовную Академию:

Митрополиты Антоний Киевский, Сергий Японский, Иннокентий Пекинский, Вениамин Саратовский: Архиепископы Феофан Полтавский и Серафим Богучарский, Епископ Михаил Александровский. 

- Киевскую Духовную Академию:

Митрополит  Платон Одесский, Архиепископы: Аполинарий Северо-Американский, Гавриил Челябинский, Гермоген Екатеринославский, Феофан Курский, Дамиан Царицинский. 

- Казанскую Духовную Академию:

Митрополиты Мефодий Харбинский, Серафим Западно-Европейский, Мелетий Харбинский и Маньчжурский, Архиепископ Симон Шанхайский. 

Мы  видим здесь, что епископы Русской Зарубежной Церкви вынесли с собой в изгнание лучшие традиции тех духовных школ, где они были воспитаны.

Вот краткая биография представителя первого поколения архиереев РПЦЗ Епископа Челябинского Гавриила (Чепуры).2 Родился в семье офицера. Несмотря на выдающиеся способности по математике, по окончании гимназии поступил в Киевскую Духовную Академии, где Григорий Маркеллович выбрал специализацию по литургике.

В 1896 году пострижен в монашество в  Киево-Печерской Лавре. Преподавал и был инспектором в ряде семинарий. После студенческого бунта в 1906 году уволен с должности ректора Полтавской Духовной Семинарии.  С 1906 года – синодальный ризничний и настоятель церкви Двенадцати апостолов в Московском Кремле.3 В 1910 г. хиротонисан во епископа и служит первым викарием Кишиневской епархии. После включения территории бывшей русской Бесарабии в состав Румынии, Епископ Гавриил, также как и его правящий архиерей - Архиепископ Анастасий (Грибановский) –, отказался признать присоединение епархии к Румынской Церкви так как Русская Церковь не давала согласие на эти действия.  Владыка Гавриил был выслан из Румынии и прибыл в 1918 году в Одессу, где и получил указ от святейшего патриарха Тихона о назначении в Челябинск. Однако Гражданская война помешала Епископу Гавриилу приступить к этому служению.

«В  области церковного пения много  трудился над переложениями церковных  песнопений на основные разновидности знаменного распева (столпового, путевого, киевского, греческого, сербского)».4 Считал, что художественность исполнения песнопений не должна затмевать их аскетического, духовного содержания. Преставился в 1933 году в Белграде.

Владыка Гавриил явился идеалом священнослужителя Русской Зарубежной Церкви. Особенностью которой стало внимательное сохранение литургического «стиля». Большинство богословских, литургических и музыкальных рукописей Владыки Гавриила было утеряно при отъезде в эмиграцию. Поэтому одним из ободряющих знамений, нашего времени, является то, что часть его музыкальных произведений готовится к публикации Церковно-Музыкальной комиссией при Архиерейском Синоде РПЦЗ.

Большинство перечисленных здесь архиереев преставились ко времени окончания Второй Мировой Войны. В Европе к 1946 году осталось только два архиерея – Митрополиты Анастасий (Грибановский) и Серафим (Ляде). Тогда епископат РПЦЗ был пополнен новыми беженцами от коммунизма. Все епископы автономной Беларусской Церкви, а также большинство епископов Украинской Автономной Церкви, вошли в Русскую Зарубежную Церковь.

Вот краткая биография архиерея следующего поколения  епископов Русской Зарубежной Церкви Архиепископа Леонтия (Филипповича) Чилийского и Перуанского. 5

Василий Константинович родился в 1904 г. в Киеве. Будучи 18 лет от роду был принят в Киево-Печерскую Лавру Архимандритом Гермогеном (Голубевым).6 Отец Леонтий стал духовным сыном Схи-Архиепископа Антония (Абашидзе) и по его послушанию ездил по всей стране посещая гонимое духовенство. Отец Леонтий два раз арестовывался и с 1937 года находился на нелегальном положении. В 1941 году был хиротонисан архиереями Украинской Церкви-Московского Патриархата во епископа Бердичевского. С 1941-го по 1943 год, служа на кафедре в Житомире совершил более 300 рукоположений. В 1944 году был принят в РПЦЗ. В 1947 служит в глухом парагвайском селе Капитан Миранда, являясь викарием Бразильской епархии. В 1953 году прибывает в Чили. При Архиепископе Леонтии осуществляется освящение храмов в Сантьяго и в Лиме, Перу. Поддерживает связь с церковным подпольем в СССР и самочинно принимает участие в устройстве иерархии для греческих старостильников. В 1971 году Владыка преставлися на кафедре в Аргентине.

В лице Владыки Леонтия мы видим представителя ревнительского направления, с которым там много связано в истории Русской Зарубежной Церкви. Часто ревнители прибегают к самочинным действиям, создавая разделения. Однако история Православной Церкви показывает нам, что посредством  влияния ревнителей на склонных к компромиссам епископов, в Церкви достигается равновесие.

Следующее поколение русских епископов представлено теми, кто рукоположен после Второй мировой войны. Епископ Даниил (Александров) Ирийский, родился в 1930 г. в Одессе.   Его дед, по материнской линии был последним губернатором русской Аляски, мать происходила из старинного рода Максатовых. Во время румынской оккупации Одессы начал принимать участие в приходской жизни. Закончил среднюю школу в США и в 1952 году поступил в Свято-Троицкую семинарию. Освоил здесь печатное дело. Был человеком разносторонних практических и теоретических знаний. Знаток крюкового пения, иконописец, архитектор. Талантливый лингвист, читавший по-арабски и персидски. К концу жизни Владыка сетовал: «Моя беда в том, что я умею больше чем могу».7 С 1988 года Епископ Даниил являлся единственным (единоверческим) епископом Русской Церкви окормлявшим старообрядцев. При том, что Владыка Даниил глубоко знал и ценил древние русские литургические традиции, он сохранял широту православного мировоззрения и был чужд духа раскола. Почил в 2010 году.

Жизненный подвиг Епископа Даниил свидетельствует  о том, что Русская Зарубежная Церковь, не смотря на изолированное  бытие, продолжала сохранять кафоличность в лице своих лучших представителей. 

Духовенство 

Протопресвитер  Александр Шабашов родился в 1881 году в Воронеже.8  В священном сане с 1909 года. Трудился в Туркестанском крае и Волынской епархии. С 1910 года служил военным священником. Во время первой мировой войны два раза ранен и контужен (что говорит о том, что он скорее всего шел впереди солдат). Георгиевский кавалер Во время Гражданской – главный священник Семиреченского фронта. В 1922-23 гг. служил на подворье Пекинской миссии в Харбине.  В 1923 году прибыл в Австралию, в Брисбен, зарабатывал на жизнь тяжелым физическим трудом на мукомольной мельнице. Поддерживал митрополита Евлогия в церковном конфликте с Синодом РПЦЗ, однако в 1927 году переходит в РПЦЗ. К сожалению, как это характерно в истории русской эмиграции, в общине произошло разделение. Появился второй приход. В 1929 году о. Александр прибывает в США в введение Архиепископа Аполинария, служит в Свято-Отеческом храме в Нью-Йорке и на других приходах. В 1933 году определен настоятелем храма Воскресения Христова в Брюсселе. Служит здесь до 1946 года. После войны пытается вернуться в Австралию, но получает отказ из-за принятия германского гражданства и активной работы в эмигрантских организациях финансировавшимися немцами. С 1946-го по 1948 годы служит в Монтевидео, Уругвай, где и преставился в 1956 году.

Вот образ пастыря изгнанника большую часть своей пастырской жизни служившего русскому народу в «сороколетней» пустыне его. И подобно Моисею в этой пустыне скончавшемуся.  

Следующее поколение духовенства Русской Зарубежной Церкви представлено теми, кто приняли священство в Советском Союзе или за границей до или во время Второй Мировой Войны. Митрофорный протоиерей Евгений Лызлов родился в 1901 году в семье священника села Козулино Смоленского края. Его бабушка по линии матери была родной сестрой святителя Николая Японского.  Окончил Смоленскую Духовную Семинарию. В 1918 г.  был мобилизован в Красную армию. Из-за принадлежности к духовному сословию не мог поступить учиться в светское высшее учебное заведение. В 1925 году принимает священство. Служит в Смоленской области. Последнее служение до оккупации было настоятелем кладбищенской церкви в г. Великие Луки (1935-1937 гг.). Неоднократно подвергался арестам и усиленному налогообложению. Перед войной перестал служить, зарабатывал на жизнь в Гжатске давая частные уроки математики, работая дирижером городского оркестра и хора завода по выделке льна. С 1938 года служил в разных учреждениях в г. Ржеве. С приходом немцев возобновил священнослужение, окормлял военнопленных. Вещи которые давали о. Евгению крестьяне за требы, он выменивал на продукты и на санках отвозил их пленным красноармейцам. Отец Евгений был вместе с семьей отправлен на работу в Германию. В 1949 году прибыл в США, в г. Филадельфию и помог переехать в США из Германии более чем 300 семьям из лагеря для перемещенных лиц Шлейсгейм.  В Филадельфии отец Евгений основал приход в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте». Преставлися в 1982 году – 10 августа – в день Смоленской иконы Пресвятой Богродицы.9

В лице о. Евгения мы видим, что пастыри РПЦЗ испили ту же чашу русской скорби, что и их паства.

При этом в тяжелых военных и послевоенных условиях священники, преодолевая обстоятельства, находили силы чтобы поддерживать дух  своей паствы. Следующие поколение было представлено теми, кто был рукоположен после Второй Мировой Войны. Протоиерей Павел Грибановский родился в 1912 году в семье полковника 2-го Сибирского полка. После Гражданской войны он с родителями оказался в Болгарии и затем в 1926 году в Париже. Здесь же будущий о. Павел знакомится с русскими литераторами, отношения с которыми у него сохраняются на десятилетия.10 В 1930 г. семья переезжает в Харбин, а в 1933 г. в Шанхай, где Павел Викторович служит в полиции французской концессии. В 1949 г. он переезжает в Калифорнию, преподает в Институте иностранных языков министерства обороны США в Монтерее. Служит диаконом и продолжает свое образование и получает докторскую степень в Университете шт. Вашингтон, в Сеаттле, где Павел Викторович преподает русскую литературу и язык. В 1979 году рукоположен во пресвитера с назначением к служению в храме Всех Святых в Земле Российской Просиявших, в Санта-Роза, Калифорния где о. Павел и прослужил до выхода на покой в 1990 году. Преставился в 1994 году.11

В лице отца Павла мы видим представителя эмиграции, который несмотря на то, что его детство было разделено Гражданской войной и взросление прошло за границей, сохранил верность своей родине. Отец Павел представляет другую сторону в традиции Русской Зарубежной Церкви – уважение к подлинной мировой культуре. 

Монашествующие

Первое  поколение монашествующих вышедших из России ярко представляет Архимандрит Феодосий (Мельник). Родился в 1891 году. После окончания начальной школы в Подольской губернии, на Украине, тайком от родителей поступает в Киево-Печерскую Лавру послушником. Оттуда в 1912 году взят на военную службу. Всю Первую мировую войну прошел в составе 19-ой артиллерийской бригады. Дослужился до чина подпрапорщика, был награжден Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями. В 1918 году возвращается в Киево-Печерскую Лавру, становится келейником Митрополита Антония и несет это служение до дня кончины блаженнейшего митрополита в 1936 году, который со свойственному ему ласковостью называл «Федей». Затем поступает в клир Сербской Православной Церкви и назначен духовником монашеской школы в монастыре Высокие Дечаны – месте особо святом для сербского народа. Во время Второй мировой войны спасал эту древнюю обитель от разорения албанцами, итальянцами, немцами. Преставился в 1957 году.12 Такие отцы, как архимандрит Феодосий, принесли в Русскую Зарубежную Церковь, сокровище, которым она до сих пор владеет – живую традицию благочестия.

Следующее поколение -- те кто приняли постриг до или во время Второй Мировой Войны. Архимандрит Лазарь (Эдгар Мур) родился в 1902 г. в Англии. 13 Став англиканским священником занимался миссионерством в Индии. В 1934 г. был принят в Православие. В 1936 пострижен в монашество и рукоположен во иеромонаха в Сербии епископом Курским Феофаном. Служил в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Изучил русский язык и занимался переводами (До сих пор его перевод молитвослова -- первое издание джорданвильского Prayer Book многими считается непревзойденным). Вместе с частью сестер Горненского монастыря, перешедшего в 1945 г. в ведение Московского Патриархата, покидает Палестину. В 1952 г. Архиерейский Синод направляет о. Лазаря в Индию для миссионерской работы в среде Малабарской Церкви. В 1961 г. о. Лазаря является официальным наблюдателем от Русской Зарубежной Церкви на Ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Нью-Дели. Миссия в Индии о. Лазаря не увенчалась успехом и в 1972 г. он покидает Индию. Живет в Греции, Австралии. В 1983 г. пребывает в США. К этому времени относится связь о. Лазаря с харизматическим движением за которую он попадает под запрещение в священнослужении. Незадолго до своей кончины в 1995 году о. Лазарь примирился с Русской Зарубежной Церковью. Покоится в Игл Ривер на Аляске.

В лице отца Лазаря мы видим, то что Русская Зарубежная Церковь, несмотря на свою национальную окрашенность имела элемент вселенскости привлекая представителей разных народов.

Архимандрит Владимир (Сухобок) во время войны попал в Германию из Советского Союза. Окончил русскую гимназию в Вильгемстале.14 В Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле прибыл в марте 1949 года из монастыря Преп. Иова Почаевского в Мюнхене с группой монашествующих и тех кто желал встать на монашеский путь. Уже в апреле того же года Василий стал послушником. Помогал на кухне и занимался устройством монастырской библиотеки.  Тогда братия работали на постройке храма и Василий проводил штукатурные работы. В то же время все проходили учебу в семинарии. По ее окончании о. Владимир был назначен на канцелярское послушание.

Протопресвитер  Валерий Лукьянов вспоминал, что: « [Б]ыл у него еще один главный подвиг: годами он составлял записочки о здравии и за упокой, следил за помянниками в алтаре, служил бесчисленные молебны и панихиды, читал имена на проскомидии. В радости и в горе, со всего мира верующие обращались к нему: “Помяните, помолитесь!” И о. Владимир являлся тем связующим звеном, которое соединяло монастырь с миром. Это его святая заслуга».15

20 августа 1988 года о. Владимир преставился. В своем прощальном слове на его отпевании Владыка Митрополит Лавр отметил, что «Отец Владимир был награжден от Господа особым чувством доброты и любви, которым располагал к себе людей, и люди отвечали ему тем же добрым расположением. И то, что столь многие собрались здесь сегодня, чтобы проводить его в иной мир, тоже является результатом его доброты и любви».16 Здесь видна связь с лучшими традициями русского монашества служившего миру подвигом молитвы и утешения. 

Православные  христиане (миряне)

Евгений Николаевич Сумароков родился в 1884 г. в Симбирске. Окончил Уфимскую Духовную Семинарию. В 1912 г. закончил юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета.  Служил адвокатом в Уфе. В политическом отношении разделял взгляды Народных социалистов. С 1918 г. участвовал в Белом движении.  В 1920 г. прибыл в Маньчжурию. Служил псаломщиком. Был преподавателем на богословском факультете  Института святого князя Владимира и членом епархиального совета Харбинской епархии. По должности имел дело с про-японским Бюро по делам российской эмиграции и должен был проводить японские интересы в среде русской эмиграции в частности в редактировавшимся им журнале «Хлеб небесный».  В 1946 году принимает советское гражданство и намеревается переехать к сыну в Сан-Франциско.  В 1948 году арестован НКВД вместе с митрополитом Нестором (Анисимовым), священником Василием Герасимовым и монахиней Зинаидой (Бриди). Отправлен вначале в Читу, а потом в Москву. В декабре 1948 года приговорен к десяти годам лагерей. Не позднее 1956 года скончался в Дубровском концлагере.17

Здесь мы видим, что чадами Русской Зарубежной Церкви были не только монархисты, а также то, как русские эмигранты оказывались заложниками различных авторитарных и тоталитарных режимов. И вот опять вторая эмиграция, которая долгое время на родине несправедливо отождествлялась с изменниками. Но, именно представителями этой эмиграции построено большинство храмов здесь в Северной Америке. Нина Михайловна Соловьева.18 Родилась 18 октября 1923 в деревне Вышемир Речецкого района, Гомельской области в Белоруссии. Окончила восьмилетнюю школу. Отец ее Михаил Иванович сидел в тюрьме за отказ снять в хате святые иконы. Смог попасть домой только потому что немецкая авиация разбомбила тюрьму где он сидел. Немцы сожгли деревню и жителей угнали вместе со скотом. Так Нина Михайловна с семьей попала в Германию и работала на принудительных работах, бежала, была поймана, избита и возвращена к месту работы. После войны эмиграция в Бразилию и активное участие в жизни прихода в Сан-Пауло. Потом переезд в США и труды по основанию прихода Покрова Пресвятой Богородицы в Нью-Бронсвике, Нью-Джерси. С 1962 по 1972 гг. Нина Михайловна была старшей сестрой, а ее супруг Трофим Иванович Соловьев -- старостой. В 1973-х году переехала с мужем в Джорданвиль, где является одним старейших постоянных прихожан Свято-Троицкого собора. Пока были силы стирала церковные покрова, и до сих пор украшает храм на страстной и светлой седмицах. Ее знает не одно поколение семинаристов, для которых она устраивала праздничные столы в своем доме. Все ее дети остались православными и воспитывают внуков в вере. Сын – отец Михаил служит диаконом на приходе в Олбани.

Теперь  такие люди служат для молодого поколения  живым примером верности Церкви. Из людей пополнивших Русскую Зарубежную Церковь после войны я бы хотел рассказать о Василии Григорьевиче Шипилове. Он родился в 1928 году на Алтае и провел много лет в заключении и принудительном лечении. Он арестовывался властями за то, что ходил по Сибири и проповедал Слово Божие, обличал беззакония советской власти, отказывался принять советский паспорт. В больнице он подвергался избиениям со стороны персонала и издевательствам со стороны инвалидов-атеистов. В списках международных организаций по освобождению узников совести он значился, как «диакон». На самом деле, он был мирянином, а диаконом его прозвали в тюрьме за то что он переписал от руки Новый Завет. В 1988 г. его отпустили на запад. В свое время он мечтал поселиться в Жировицком монстыре, но оказался в Свято-Троицком в Джорданвилле. Здесь он был постоянно занят молитвой. Братия ухаживавшие за ним видели насколько он глубоко уходил в молитву. Питался он по-лагерному, уделяя большее внимание луку. Он редко что-то говорил своим хриплым голосом. Преставился в 1993 году.19

Василий Григорьевич конечно же не типичный представитель тех кто пришел в Русскую Зарубежную Церковь после падения советского режима. Сейчас происходит смена поколений. Есть уже целый ряд приходов, жизнь в которых поддерживают люди выросшие в России после Второй Мировой Войны и хочется надеяться, что у нашего поколения будет проявляться интерес к истории и традициями Русской Зарубежной Церкви. 

Заключение

Когда человеку из России становится плохо, он ищет то, что даст ему силы, что-то очень личное и в то же время глубокое – свою родную веру – и этот поиск приводит его в храм Русской Зарубежной Церкви.

Он  попадает в очень домашнюю церковь. Священники, архиереи знали и знают свою паству -- в лицо и по именам. Никогда не существовало разделения на высших и низших. Эта «общинность» Русской Зарубежной Церкви составляет нашу силу, она помогает людям воцерковиться – стать сознательными членами Христовой Церкви.

Святыни Русской Зарубежной церкви – Курская икона Божией Матери, Иверская-Мироточивая, мощи святителя Иоанна Шанхайского и препмучц. Елизаветы и Варвары. Они являются сами частью истории Зарубежной Церкви, но и благодаря их почитанию сохранялась связь времен и «жизненность» Церкви.

Однако, было бы не душеполезным предаться в эти юбилейные дни самовосхвалению. Православное учение о духовной жизни призывает нас к трезвению, к честному взгляду на себя. Всегда существует «оборотная сторона медали».

Например, верность «исторической России» зачастую сказывается в односторонности, упрощенном понимании противоречивых исторических процессов, сентиментальной идеализации прошлого. Проблема такого подхода в том, что он не дает нам вынести уроки из прошлого и мы тем самым рискуем повторить те же ошибки. В этот юбилей мы можем положить начало честному, непредвзятому осмысления нашего исторического наследия.

Так как же как и для отдельного христианина, так и для отдельной церкви нет предела для совершенства. Много нужно сделать для преодоления «партийности», чтобы создать атмосферу постоянного сообрного взаимобщения на всех уровнях нашей Русской Зарубежной Церкви. Дабы все могли бы принести ей пользу своими дарованиями.

Об  этом говорит нам приснопамятный Владыка Митрополит Лавр, в одном  из своих последних слов, обращенных в январе 2008 года, к преподавателям и студентам московского Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета20 :

(...) Будем и мы, дорогие о Господе студенты, будущие служители Христовой Церкви, следовать примеру явившегося людям Богочеловека, который пришел в мир не для того, чтобы проявить власть или судить, а для того, чтобы спасти и послужить людям. Когда священнослужители считают себя неким «особым» сословием, а к народу Божию относятся свысока, то такое отношение мешает, так сказать, кровообращению в Церковном Теле, и тогда сострадательная любовь заменяется нездоровыми, псевдо-церковными отношениями.

Отсюда  рождаются всякого рода злоупотребления, в том числе и младостарчество и т.д. Против такого подхода выступал первый Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви Блаженнейший Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий), потому что иначе получается замкнутый круг – народ Божий презирается, не призывается к активному участию в соборной работе и никто не заботится о его духовном образовании. Это означает, что народ исключается из активного участия в жизни Церкви и превращается в как-бы пассивных наблюдателей таинственных “мистерий”, а пастыри удаляются от своего истинного призвания.

(…) Так, дорогие о Господе отцы, братие и сестры, наши скромные изгнанники: епископы, священнослужители и миряне создавали Зарубежную Русь вне пределов России, страдавшей в то время от безбожников. Они сознавали, что главная цель церковной жизни – создание настоящей христианской общины. Как каждое посвящение во священный сан совершается к конкретному храму, так и каждое крещение совершается в конкретную общину. Все в Церкви должны служить – пример тому Сам Господь, который говорил: «кто хочет быть большим, да будет всем слугой» (Мф. 22, 26). Вот это образец служения Богу и людям: чем больше твоя ответственность – тем больше твое служение братиям.

Будем же и мы, смиренно, черпая силы в опыте тех «на чьих плечах мы стоим», сохранять и передавать нашим ближним, тот «залог» который мы получили от всех тех подвижников о которых здесь шла речь, отказываясь от своих амбиций ради общего дела.

________________________________

В этой работе я старался приводить последний известный сан и название занимаемой кафедры.
Материалы для справки взяты из: В.И.Косик. Русское Церковное Зарубежье: ХХ век в биографиях духовенства от Америки до Японии. М., 2008. С. 96
Антуан Нивьер. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе, 1920-1995. М., 2007. С.142-143.
В.И.Косик. Русское Церковное Зарубежье. С. 98.
А.В. Псарев. Жизнеописание Архиепископа Леонтия Чилийского // Православная Жизнь. 1996. No. 3-5.
Во время хрущевских гонений на Церковь, Архиепископ Гермоген прославился, как исповедник Православия. И Владыка Леонтий в это время восстановил с ним духовную связь.

Владимир Россов. Белый храм на высоких холмах. С.-Петербург, 2004. С. 26.
Материалы для справки взяты из: В.И.Косик. Русское Церковное Зарубежье. С. 384-387.
А.А.Корнилов. Духовенство перемещенных лиц: биографический словарь.  Нижний Новгород, 2002 г.  С. 55-56.
См. О «Дальнем крае», «Путниках» и их «Голубой звезде» (Переписка Бориса Зайцева, Наталии Соллогуб и о. Павла Грибановского (1965–1992)) // Вестник Русского Христианского Движения, No. 192.1, 2007.
Николай Киселев. Протоиерей Павел Грибановский // Православная Русь, No. 6, 1994. С. 14.
Материалы для справки взяты из: В.И.Косик. Русское Церковное Зарубежье. С. 362.
В справке использованы материалы: А.Вячеславлев. В память архимандрита Лазаря (Мур) // Православная Русь. No.1, 1996. С. 10-11.
Зоя Трифунович // Русское возрождение. No. 44. 4, 1988. C. 283. 
Светлой памяти друга: венок на свежую могилу архимандрита Владимира // Православная Русь. No. 16, 1988. C. 15.
Памяти архимандрита Владимира //Там же. С. 14.
В.И.Косик. Русское Церковное Зарубежье. С. 343-345.
Личное сообщение автору. Дек. 2010 г.
Инок Всеволод. Святорусское откровение миру. Джорданвиль - М.,2005, С. 99-100.  // Хроника текущих событий. No. 53 http://www.memorial.krsk.ru/Public/80/XTC.htm   (1 дек., 2010)
Приветствие Высокопреосвященнейшего Митрополита Лавра, Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, участником конференции по теме: «Пути русской церковной эмиграции» http://www.russianorthodoxchurch.ws/synod/2008/1tikhonovskiinst.html  (7 дек. 2010)

 


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com