На главную


ВТОРОЙ ВСЕЗАРУБЕЖНЫЙ СОБОР, 1938 г.


Из послания Второго Всезарубежного Собора Русской Православной Церкви заграницей к русскому народу в Отечестве страждущему

"Промыслу Божию угодно было тяжкий крест возложить на рамена русского народа и никто из нас не избавлен от искушений. Если вам указан жребий страдать на земле наших отцов, то нам суждено есть хлеб болезни в чужих странах на путях нашего изгнания. Далекие пространства, удаляющие нас от нашей Родины, не отдалили от нее нашего сердца. Связанные узами неразрывной братской любви, как и общими, постигшими нас скорбями и болезнями со всеми вами, мы всегда носим в своем сердце распятую Матерь Россию. Преклоняясь пред ее страстотерпческим подвигом, мы лобызаем ее язвы, зная, что она за всех нас приносит свою великую искупительную жертву.

От настоящего ее унижения мы невольно обращаемся к нашему славному историческому прошлому; из сравнения одного и другого мы видим всю тяжесть постигшего нас наказания Божиего.

Господь дал нам в обладание прекрасную землю, распространил ее до пределов моря, умножил и благословил наш народ, одарил его разнообразными талантами прежде всего - добротою и широтою сердца; на самой заре нашей сознательной жизни просветил его святым крещением, увенчал, как диадемою, святым Православием; под сенью последнего увеличилась и окрепла наша держава, Русский народ стал одним из славнейших и могущественнейших на земле. "Все внимали ему и ожидали и безмолвствовали при свете его" (Иов, 29, 21-22). Ему указано было стать главным защитником Православной Церкви во всем мире, покровителем всех слабых и угнетенных, утверждением порядка, мира и правды на земле.

Но вот, Вседержитель дохнул на него гневом Своим, низверг его с высоты на землю, и он лежит ныне поверженный во прах, "пресыщенный", подобно Иову, "унижением и горестями"(Иов, 1, 18). Во гневе Своем Господь "отверг царя и священника" (Пр. 11,6) и не пощадил самого "святилища Своего", предав в руки врагов наши св. храмы и другие святыни. Язычники пришли в наследие Божие, осквернили храм Святой Его, Иерусалим - превратили в развалины, трупы рабов Божиих отдали в снедение птицам небесным и пролили кровь их как воду "Мы сделались посмешищем у соседей наших, поруганием у окружающих нас" (Пс. 78, 1-4).Враги наши "свищут и скрежещут зубами, говоря: поглотили мы его, только этого дня и ждали мы, дождались, увидели"(Пс.14, 16).

И при всем этом "не отвратился ещё гнев Его от нас и рука Его высока" (Пс. 9, 22). За что же постигла нашу землю столь тяжелая небесная кара?

"За недостаток ведения" - отвечает нам ветхозаветный пророк (Ос. 4, 6).

За то что мы легкомысленно сеяли ветер, забывая, что из него родится буря; за то, что сами колебали храмину, в которой жили целое тысячелетие, не думая о том, что она может похоронить нас под своими развалинами, за то, что "мы глубоко упали и развратились" (Ос. 10, 9), забыв то высшее призвание, какое указал нам Бог и не устояли в истине и правде жизни, которая была открыта нам яснее, чем какому-либо другому народу на земле. За сие послал нам Господь "действие заблуждения, чтобы мы поверили лжи" (II Сол. 10, 12), и Русский народ действительно поверил ей, прельстившись обманчивыми мечтами о земном рае, обещанном ему коммунистами. После двадцатилетнего владычества большевиков ныне уже весь мир знает все мнимые блага этого рая: последний стал притчею во языцех. Рай, из которого слышится лязг цепей, где миллионы людей томятся в узах, в темницах, в концентрационных лагерях - этих расширенных тюрьмах, наполненных таким количеством лиц, разного звания и возраста, что они почти не поддаются исчислению; рай, где множество других изнемогает под бременем непосильных египетских работ, проклиная насильственный труд, лишенный радости и творчества; рай, где цветущая, текущая млеком и медом страна превратилась в пустыню, где холод и голод стали обычными спутниками жизни; рай, где потоками льется невинная кровь, откуда несутся вопли, стоны и скрежет зубов; рай, где все обречены на равенство нищеты и бесправия, и где, вместо братства, царит звериная злоба и ненависть; рай, в котором никто не доверяет друг другу, ни один человек не чувствует себя в безопасности, будь он в городе или в деревне и даже в собственной семье, где развращенные дети предают часто собственных родителей; рай, где внешние достижения технической культуры только оттеняют внутреннюю пустоту и бессмысленность общей жизни, где давно увяла радость, и самые праздники превратились в плачь и сетование; рай, где скована самая мысль, где насилуется религиозная совесть, осквернена и поругана всякая святыня, и через то отнято у людей последнее утешение, какое у них осталось; рай, где брошены беспризорные дети бродить по улицам больших городов, как в пустыне, отравленные ядом всех пороков и преступлений и вырывая, как звери, из чужих рук хлеб, чтобы не умереть с голоду; рай, откуда дух безбожия, вражды, ненависти, лжи и всякого духовного растления распространяется по всему миру; рай, соприкосновения с которым боятся все народы, считая его очагом разлагающей нравственное заразы; рай, обитатели которого, подобно, Иову, должны проклинать день своего рождения и стремятся убежать из него при первой возможности, как из огня, или тюрьмы; рай, где множество юных прекрасных жизней пресекается самоубийством, внушенным безысходным отчаянием, - этот рай поистине достоин наименования ада, и он не может быть ничем иным, ибо создан без Бога и даже против Бога. Он воздвигнут на костях 30 миллионов лучших русский людей, составляющих цвет нашего народа. Мир еще не видел таких человеческих гекатомб, вознесенных на алтарь отвлеченной фанатической доктрины, явно доказавшей свою несостоятельность.

Когда в 1847 году вышел "Коммунистический Манифест", составленный Марксом и Энгельсом и притязавший на то, чтобы стать новым Евангелием для человечества, он увлек за собою многих энтузиазмом вложенной в него веры в скорое преображение мира, в наступление истинного "царства свободы", в котором не будет эксплуатации и угнетения бедных тружеников со стороны жестокосердых богачей, где осуществлена будет полная гармония личности и общества, где каким то образом произойдет обновление самого освобожденного человека, который станет не только самодовлеющим, но и совершенным, где народы раскуют свои мечи не орала и копья свои на серпы, чтобы навсегда забыть кровопролитные войны, где не будет существовать более разных общественных классов и даже самого государства. Осуществление этих подлинно почти религиозных пророческих обетований возлагается на пролетариат, коему Карл Маркс придает максимальное значение. Романтизм, идеализм и материализм, предчувствия и гадания веры и научный рационализм, утопическая революционность и приспособление к существующим условиям политической и социальной жизни, с целью их постепенного улучшения обычным эволюционным путем, мир и благоволение среди человеков и классовая злоба и ненависть - все это странным образом сочеталось в Марксизме. Потребовалось много времени, чтобы эти противоречия вскрылись со всею очевидностью, и ныне он, несомненно переживает глубокий кризис. Из среды убежденных и авторитетных социалистов раздаются голоса, осуждающие его, как и целостное мировоззрение, покоящееся на чисто материалистической основе и дышащее духом злобы и разрушения... Сами большевики, наученные своим горьким опытом, поняли, что пафос разрушения не есть пафос созидания". Исповедуя верность заветам своего учителя Маркса в теории, они постоянно отступают от него на практике, вынужденные делать уступки законам природы, требованиям жизни и вечным запросам человеческого духа.

Между тем, Евангелие, как слово Живого Бога, пребывает во век, не боясь испытания времени. Христос был и остается сосредоточением мировой истории и вместе вечным и Единственным Наставником человечества.

Всматриваясь в ход истории, мы видим, что вокруг Его Имени и Его учения идет вся эта напряженная борьба, выражающаяся в кровопролитных войнах, разного рода кризисах и революционных движениях. Для одних Он служит краеугольным камнем всей их жизни, для других камнем преткновения и соблазна. Люди иногда отходят от Него по малодушию или легкомыслию и снова возвращаются со слезами раскаяния, ибо сознают, что нет другого имени под небесами, которое могло бы понести с собой спасение и жизнь человечеству. Христос доныне "побеждает, царствует и повелевает", как говорили древние христиане. Только при свете Его учения можно найти безболезненное разрешение всех столь важных и трудных ныне социальных вопросов, волнующих современное общество. Только христианство снимет проклятие с труда, делая его радостным и свободным творческим подвигом человека.

Только оно организует человеческое общество, устанавливая мир, порядок и согласие в его недрах.

Нельзя чисто рациональным путем уравновесить интересы отдельных людей и разных классов общества, как и скрепить общее братство путем бичей или скорпионов, к чему обыкновенно прибегают большевики в своих коммунистических опытах.

Любовь есть тот цемент, который прочно связывает людей между собою, превращая человеческое общество в один стройный организм. Эту благодатную силу любви и принес с Собой на землю Божественный Искупитель, распространив ее на всех людей - ближних и дальних, добрых и злых, праведных и неправедных. Он положил ее как драгоценный залог, в благодатную сокровищницу Церкви, откуда могут почерпать ее в изобилии для себя, как отдельные лица, так и все человеческое общество. Она одна создает для всех истинное равенство и братство во Христе. В своей безумной борьбе против Христа коммунисты "злословят то, чего не разумеют", и еще чаще сознательно искажают истину. Они клевещут на Церковь, говоря, что она покровительствует богатым и остается равнодушной к судьбе бедных трудящихся классов. Церковь не может учить ничему иному, кроме того, чему учил Сам Ея Божественный Основатель и словом и примером Своей жизни...

Что касается Русской Церкви, то она с первых дней христианства на Руси стала Матерью Русского народа, собирала его государственность, одухотворила и умягчила законодательство, оплодотворила всю культуру, сделалась печальницей за всех униженных и обездоленных, питательницей алчущих, покровительницей вдов, сирых, больных, слабых, для которых устраивала больницы, богадельни, приюты и другие учреждения милосердия, в дни же великих национальных бедствий она становилась главною и часто единственной водительницею и спасительницею своего народа, в которой он почерпал нравственную силу для своего духовного обновления и для укрепления своей государственной мощи. Все наши лучшие историки отдают дань должного уважения великим заслугам Церкви, оказанном ею своему Отечеству, в наиболее тяжкие времена исторической жизни последнего.

Плодотворное нравственное влияние Церкви на нашу общественную и государственную жизнь и весь русский быт продолжалось неизменно до самых последних дней существования национальной России, хотя мы и не замечали этого, как не замечаем воздуха, которым мы дышим. Во время войны, она, в лице своих служителей, благословлявших воинов на бранный подвиг, часто непосредственно деливших с ними все тягости их жизни на поле брани, приносивших благодатное утешение раненным, напутствовавших умирающих - проявила такое же высокое мужество, как и человеколюбие. Она не отверглась, наконец, своего страждущего народа и после постигшей нас катастрофы, когда он, развращенный антицерковной пропагандой большевиков, отвергся в некоторой своей части сам от Церкви, подвергая ее гнусным насмешкам и гонениям.

Мы не знаем, что стало бы с Русской землей, если бы в сумерках теперешней русской жизни там погас свет Христов, исходящий от Церкви. Она превратилась бы в Содом и Гоморру, и Русский народ мог бы исчезнуть совсем с лица земли. Но он по милости Божией существует, являя перед всем миром силу своей веры и христианского терпения.

Сколько ни соблазняли его коммунисты призраком земного рая, он преодолел этот соблазн здравым смыслом и велением своей православной совести.

Он понял, что социализм обезличивает человека и во имя мнимого равенства, которого нет в природе вещей, убивает царственную человеческую свободу, без коей нет творчества, нет нравственной жизни и нет самого человека. Будучи весь от земли и для земли, социализм не совместим с христианским мировоззрением и особенно чужд русской душе, которой Бог дал крылья, чтобы от земли устремляться к небесам. Русский человек готов скорее умереть, чем пожертвовать своей бессмертной душой, превратившись в животное, как того хотят носители безбожной советской власти. Его сопротивление их убийственному учению и столь же убийственной власти неизбежно ведет к мученичеству, и мы каждый день видим новых страстотерпцев и исповедников на Русской земле.

Слыша об этом "терпении святых", соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса (Апок. 14,12), мы не перестаем благодарить Бога за вас, которые среди лютых гонений доныне сохранили целым и невредимым драгоценный залог, полученный нами от великого просветителя нашего св. равноапостольного князя Владимира 950 лет тому назад.

Да будет благословенно ваше христианское мужество, с коим вы "исповедовали" ваше доброе православное "исповедание" пред многими "свидетелями" и пред самими врагами Христовыми, подражая Христу Спасителю, "засвидетельствовавшему, - по слову Ап. Павла, пред Понтием Пилатом, - доброе исповедание"(I Тим. 6, 12-13).

Двадцать лет уже Русская земля объята кровавым мраком. По временам она озаряется для нас зарницами надежды, а затем снова сгущается тьма, повергая многих малодушных в уныние.

Томясь столько времени в этом испытующем пламени и истаивая сердцем в ожидании своего избавления, вы невольно вопрошаете Управителя мира: "доколе Господи"?

Дух ваш смущается при виде того, что зло остается до сих пор безнаказанным, и нечестивые хулители и богоборцы продолжают дерзостно бросать вызов верующим, говоря: "Где есть Бог ваш"?

Утешьтесь, дорогие братья, Бог к вам и ко всем нам теперь ближе, чем во времена нашего прежнего благополучия, ибо в своих скорбях мы невольно взыскали Лица Его, и Он Сам обрел нас в нашем смирении и уничижении. И "во благо будет нам наша сильная горесть", как некогда Езекия (Ис. 38,17). С другой стороны, "бывает и успех человека - ко злу, и находка в потерю" (Сир. 29,9). Сколько бы ни укреплялись и не превозносились "наглые ругатели, поступающие по собственным похотям, суд им готов и погибель из не дремлет" (II Петра,2,3; 3,3). "Знает Господь", поучает нас св. ап. Петр, "как избавлять благочестивых от искушений, и беззаконников блюсти ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзких, своевольных, не страшащихся злословить высших" (II Петра, 2, 9-10). Если Всемогущий медлит возгреметь над их головами своим праведным гневом, то потому, что до времени щадит даже своих врагов, оставляя им время для покаяния. Он хочет, чтобы и мы, испытанные огнем тяжких искушений, "предстали пред Ним неоскверненными и непорочными в мире, как золото очищенное седмирицею и чтобы те, кто в безумии своем дерзает бороться с Ним, смирились перед Его всемогуществом и пришли в познание Истины"...

Но у Промыслителя мира на все положены Свои времена и сроки. Если Он видит, что беззаконник продолжает упорствовать в своем противлении, злоупотребляя Его милосердием, Он низлагает и сокрушает его Своею всемогущею силою и нет на земле никого, кто мог бы спасти нечестивого от Его карающей десницы. "Посмотри, - говорит св. Златоуст, - сколь великое долготерпение Божие испытал на себе фараон и, наконец, какой казни подвергся за все свои злодеяния. Сколько преступлений учинил Навуходоносор, пока, наконец, не понес казни за все". "Могуществу Божию свойственно не только открыто преодолевать врагов, но и без затруднения попускать им впадать в заблуждение". И мы видим, как они все глубже погрязают в пучине заблуждений и как бы по наклонной плоскости катятся в бездну, не будучи в силах остановиться на пути своей погибели. Еще раз оправдывается изречение Премудрого: "праведность ведет к жизни, а стремящийся ко злу стремится к своей смерти" (Притчи 11,19). Те, кто умеют читать знамения времен, не могут не видеть, что день торжества вечной правды приближается.

Падает Вавилон, великая блудница, упоенная кровью святых и яростным вином блудодеяния своего напоившая все народы и восплачут и возрыдают о ней все блудодействовавшие с нею, на зато возрадуется праведник, увидев отмщение, когда "в один день придут на нее казни, плачь, смерть и голод, ибо силен Господь, судящий ее" (Апок. 18,2,5,9).

В ожидании грозного небесного приговора над сынами беззакония будем мужественны и тверды, как наковальня, по которой бьют, возложив свою надежду не на князи и сыны человеческие, но прежде всего на Единого Царя веков, в руках которого власть всей земли.

Мы не знаем, сколько дней суждено еще нам проходить сквозь нынешний искус, но не будем завидовать счастливцам, беспечно пирующим в дни наших несчастий свой праздник жизни, ибо мы не ведаем, кому принадлежит завтрашний день, и кто будет радоваться последним. Лучше быть в доме плача, чем в доме пира, так как в таинственной глубине страданий, как дитя в утробе болящей матери, родится новая жизнь, ибо из глубин скорби видите небо.

Только бы нам не ослабеть в нашей напряженной борьбе и довести ее до конца, ибо только претерпевый до конца венчается победой. Кто знает пути Господни? Быть может нам, искушенным по всяческим дано будет одухотворить нынешнюю культуру, осолив ее евангельской солью и явить миру столь вожделенное для всех царство мира, любви, и правды на земле, о котором издавна вздыхала и молилась Русь, и которого так жаждет все современное человечество.

Не напрасно все ждут с нетерпением воскресения России: ее место останется незанятым в семье народов, последние чувствуют ее отсутствие, которое нарушает не только политическое, но и нравственное равновесие во всем мире. Это еще более должно одушевить нас в нынешней борьбе за скорейшее возрождение нашей Родины; наша брань не есть, однако, брань в плоти и крови: это есть борьба, происходящая в недрах народного духа, где начинается и оканчивается всякая революция - борьба за русскую православную душу, отмеченную особенною божественною печатью: ее то и стремятся стереть безбожные большевики, чтобы отпечатать на русском человеке свой образ и свое подобие, столь чуждые нашему исконному православно-национальному облику.

Никакая брань не бывает без жертв: надо дать кровь, чтобы получить дух. Но мы не будем одиноки в этой борьбе: с нами будут споборать все древние начальники и строители Русской земли и особенно "твердый адамант и непоколебимый столп" - святитель Гермоген и его достойные сподвижники, крепко стоявшие за веру и дом Пречистой в первую смуту. От их проницательного взора на могло укрыться, что именно вера православная есть подлинная душа русского народа, источник его жизненной силы и крепости; если он потеряет это драгоценное сокровище, то потеряет все, а если сохранит ее, то ему приложится и царство земное и всё остальное, необходимое для устроения его земного благополучия... Какой бы ревностью воспламенились все эти крепкие стоятели за Св. Русь теперь, при виде нового страшного разорения Отечества? Если бы они увидели повсюду разрушение храмов, осквернение святынь, множество епископов, священников, иноков и христианского народа умерщвленных лютою смертью, мерзость запустения, водворившуюся в самом священном Кремле, где раздаются ныне уже не латинское пение, а проповедь открытого безбожия, распространяемая оттуда по всему свету, они растерзали бы ризы своя, посыпали пеплом главу и, обращаясь к нам, грозно спросили бы нас, как спрашивали своих современников: "или вам, православные христиане, всё это нипочем"?

Еще громче вопиет к нам кровь наших мучеников, возглавленных Царем-Страстотерпцем и священномучеников, в челе коих стоят приснопамятные митрополиты Владимир, Вениамин и другие архипастыри, явившие себя истинными свидетелями Христовыми.

Жертва, принесенная ими, была бы неоправданной, если бы мы не продолжали их великого подвига, подъятого за родную землю. Ничто не вредит нам более на таком пути, чем пагубная страсть к раздорам и разделениям: это подлинно наш великий национальный недуг, в котором, однако, мы не можем винить никого, кроме самих себя... Настало время преодолеть эту болезнь, пробудиться от сна и, осенив себя крестным знамением, начать великое и святое дело воссоздания разрушенного Отечества чрез восстановление нашего тесного духовного единения между собой... Церковь была искони Собирательницею Русской земли и русского народного духа. Она остается таковой и до сего дня. Наш Собор в составе епископов, клира и мирян, стекшихся на него, не взирая на все трудности передвижения для русских изгнанников, подлинно со всех сторон вселенной, явился торжеством такого церковно-народного объединения вокруг ее вечного знамения - св. Креста.

Господь благословил наше Соборное делание, увенчав его полным миром, единомыслием и дав нам высокое утешение ощутить себя, как един дух и едино тело, как призванных в едином уповании нашего звания.

Бережно храня в своей душе это благоухание духа соборности, которым неоднократно спасалась Русь в минувшие века, мы хотели бы естественно распространить его и далее, мы желали бы, чтобы он дохнул в самой толще народной на Русской земле. Это и побуждает нас обратиться е вам, дорогие братья, несущие свой тяжелый крест в пределах нашего Отечества, чтобы "советовать" с вами об общем деле спасения Отчизны, как это делали русские люди встарь в трудные минуты своей исторической жизни и сказать вам от сердца к сердцу: мы едино с вами. Мы чада одной и той же Матери - Русской Православной Церкви, дети одного и того же великого русского народа. Наше сердце болезнует вместе с вами о разорении Русской земли, ставшей снова "безгосударственной", как триста лет тому назад, о затмении здравого народного разума, помрачении народной совести, о шатании умов и порожденных им печальных разделениях среди русский людей, о том, что многие из них "измалодушествовались" под влиянием безвластия, общего падения нравов и разрушения русского православного быта. Уже двадцать лет длится смута в России; целое поколение родилось и выросло в грозе и буре революции, обвеянное ее разлагающим и отравляющим дыханием, и у него уже нет живого ощущения родной истории, оно не чувствует ее былого величия и красоты; ему не дороги ее священные заветы и предания, которыми наша Родина жива была в течение минувших веков. Время уносит последних деятелей и свидетелей нашего славного прошлого, носителей исторического русского национального духа.

Горе нам, если порвутся последние нити, связующие нас с древней Русью святого Владимира Кто будет в силах восстановить их потом? Возникает новый народ, оторванный от своих исторических корней. Он не устоит в жизненной борьбе, не имея под собою твердых, преемственных, освященных веками устоев и будет сокрушен первым натиском бури, как здание, сооруженное на песке.

Если мы подлинно ревнуем о благе Родной земли - о том, чтобы спасти ее и вместе самих себя, если мы не хотим, чтобы наш народ, имеющий за собой тысячелетнюю историю и все же еще юный духом и телом, умер второю, т.е. духовной смертью, мы должны возникнуть из своего нравственного расслабления, победить в себе дух уныния, любоначалия и празднословия, и, собравши воедино наши помыслы, чувства и желания, стать мужественно и непоколебимо на защиту не столько внешнего, сколько внутреннего духовного достояния России.

Мы переживаем поистине огненное время, когда добро и зло, дух истины и дух заблуждения, царство Христово и владычество князя века сего, вступили в страшную непримиримую борьбу между собой, требуя и от всех нас ясного и твердого православно-национального самоопределения, но допускающего сомнения и колебания в разные стороны, ибо "человек с двоящимися мыслями неустойчив во всех путях своих" (Иак. 1, 8).

"Огнь пришёл Я низвести на землю, - сказал Христос Господь, - и как желал бы, чтобы он уже возгорелся" (Лук. 12,49). О, если бы этот священный огонь, огонь христианской ревности, веры, любви и патриотической жертвенности, действительно возгорелся в наших сердцах: он попалил бы тернии суеты и раздоров, ослабляющие наши силы, просветил наш ум, очистил сердца, закалил и укрепил волю и спаял бы нас в один мощный организм, перед коим не устоят никакие вражия силы.

И он уже воспламеняется ныне, по милости Божией, как в самой России, так и в странах нашего рассеяния. Не будем же угашать его, но исполняясь духа и силы, соединимся в действенном подвиге на защиту Родной Церкви и спасения Отечества и в единодушной молитве в Тому, Кто один силен благословить наш всенародный священный подвиг полным успехом.

Боже! Спаси Россию. Боже! Сохрани и укрепи ее страждущих сынов, в самой силе своей веры и терпения несущих Твое свидетельство миру. Боже, собери нас всех в лоно общей нашей Матери Церкви на Родной Святорусской земле, которую восставь, заступи, сохрани и помилуй Твоею благодатью.


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com