На главную

 

ИРИЙСКОЕ ВИКАРИАТСТВО: 11 мая 2007 г.
Заявление протоиерея Пимена Саймона

(перевод с английского)

Христос Воскресе!

Пишу это заявление, во-первых, как настоятель храма Рождества Христова, находящегося в непосредственном ведении Высокопреосвященнейшего Митрополита Лавра и его викария епископа Ирийского Даниила. Во-вторых, пишу, как бывший старообрядец–беспоповец и бывший наставник беспоповской старообрядческой общины и как человек лично знакомый с горем, причиненным разделениями в Теле Христовом, то есть в Церкви.

Ко мне сегодня обратились с вопросами о событиях, случившихся с Владыкой Даниилом в субботу 22 апреля/5 мая. Прежде чем приступить к описанию этих событий, хочу еще раз ясно и категорично заявить о позиции Владыки Даниила по отношению к грядущему примирению с Московским Патриархатом, с которым Владыка не согласен. Он всегда говорил, что поддерживает идею «общения» с Московским Патриархатом, но верит, что за восьмидесятилетнюю историю Русской Зарубежной Церкви, она создала себе новую, независимую роль. Он боится, что Русская Зарубежная Церковь потеряет свою независимость, «объединяясь» с Московским Патриархатом. Он никогда не говорил, что считает Русскую Православную Церковь Московского Патриархата безблагодатной или «лже–церковью», созданной Сталиным. Не забудьте, что Владыка в молодости жил в Советском Союзе и был крещен священником Московского Патриархата в приходе Московского Патриархата.

Уже несколько лет его беспокоит вопрос, что ему делать, когда примирение произойдет. В Прощеное воскресенье перед вечерней весь клир нашего прихода встретился с Владыкой, чтобы ему сказать о нашей любви к нему и о нашей надежде, что он останется с нами. Тут же, при семи священнослужителях, он заявил, что не покидает Русскую Зарубежную Церковь и что будет по–прежнему посещать богослужения и приобщаться святых Христовых Таин с нами в Рождественском храме. Владыка намекнул на возможность, что подаст прошение об уходе на покой, не желая продолжать служить викарным епископом по вышеуказанным причинам. Владыка даже написал прошение о почислении на покой, но потом передумал, и решил оставаться епископом Ирийским. В течение последних несколько недель в разговоре со мной и с теми, кто за ним ухаживает, Владыка категорически констатировал, что не собирается отделяться от Русской Зарубежной Церкви и от Митрополита Лавра. С тех пор, он неоднократно говорил, что знает что есть миряне и представители духовенства, которые желают, чтобы он это сделал и сыграл роль в создании какой-то новой юрисдикции. Он также говорил, что знает, что есть противники примирению, которые утверждают, что после подписания Акта о каноническом общении это именно Митрополит Лавр и иже с ним покидают Русскую Зарубежную Церковь. Поэтому, по мнению этих противников примирения, может быть Владыка Даниил согласится играть значительную роль в архипастырском окормлении отделившихся от Русской Зарубежной Церкви, возглавляемой Митрополитом Лавром. Владыка Даниил многократно повторял, что любое участие в подобном архиерейском окормлении было бы «неканоничным» и «незаконным» –– он пользовался обоими терминами. Он говорит, что желающие его «использовать» (по его собственным словам) не знают, что это было бы неканоничным действием с его стороны, и что он ни в коем случае не собирается это делать.

В прошлую субботу, в результате нескольких разговоров о возможном переезде на Толстовскую ферму в Нью-Йорке, начатых по инициативе двоюродной сестры Владыки, пять человек приехали к Владыке для того, чтобы отвезти его на Толстовскую ферму. Владыке сообщили об этой поездке только накануне и никому из тех, кто ухаживает за Владыкой, не было известно, что должно было иметь место, когда приедет его двоюродная сестра в субботу. Абсолютно никого не просили подготовить Владыку к поездке, ничего не спрашивали о немалочисленных лекарствах, которые Владыка должен принимать по несколько раз в день. Когда в субботу утром приехали эти пять человек, не сообщившие о времени своего приезда, мы, после длительных и друг другу противоречащих объяснений, куда и на какой срок собираются Владыку увозить, узнали, что они купили для Владыки авиабилет в один конец . Он должен был лететь из Питсбурга (в двух часах езды от Ири) в Нью–Йорк, а оттуда должны были его отвезти на Толстовскую ферму.

Так как мы не знали ни о том, кто едет в Ири, ни о цели визита, мы подозревали, что в этот день состоится попытка нарушить желание, часто повторяемое Владыкой Даниилом, оставаться в Ири со своей паствой, духовенством и прихожанами Рождественского прихода до конца своей жизни. Владыка остается епископом Ирийским и люди, приехавшие его забрать в Нью–Йорк, даже не посоветовались с Владыкой Митрополитом Лавром о целесообразности его отъезда из Ири, куда его назначили по хиротонии в викарного епископа Ирийского. Поэтому председатель приходского совета диакон Маркел Васселл, помощник настоятеля иерей Федор Юревич, личный помощник Владыки Лука Геринг, повар Владыки диакон Стефан Климчак, чтец Серафим Уинг и Иустина Ди Пласидо, высококвалифицированная сестра милосердия, которая все знает о здоровье Владыки и о его медицинских потребностях и лекарствах, все вместе со мной поспешили к Владыке домой, как только узнали о приезде «гостей». Узнав о настоящей цели их приезда, я стал объяснять Владыке, что эти люди собирались его отвезти на Толстовскую ферму и, хотя это якобы на короткий срок, уже было ясно, что это часть заранее придуманного плана разлучить Владыку с нашим приходом. Каждый раз, когда я повторял Владыке это объяснение, я подчеркивал, что если он хочет уехать или переехать на Толстовскую ферму он, конечно, вправе это делать и никто ему не помешает. Мы были озабочены тем, что такой переезд полностью противоречит желанию, которое он много раз выражал каждому из нас, а именно – оставаться в Ири и продолжать служить викарием Митрополита Лавра по старому обряду. Мы очень боялись, что намеченная «гостями» поездка нанесет вред и так хрупкому здоровью Владыки. Как только Владыка понял цель приезда делегации он констарировал несколько раз, что хочет остаться жить в Ири и не хочет принимать никакого участие ни в каком плане его использовать как архиерея для тех, кто собирается отделиться от Архиерейского Синода под председательством Митрополита Лавра. Один из приехавших, по–видимому, финансировал поездку Владыки на Толстовскую ферму. Услышав ответ Владыки, он констатировал, что ему стало ясно, что Владыка не хочет участвовать ни в каком «расколе» от Русской Зарубежной Церкви. Двоюродной сестре Владыки и приехавшим с ней людям предоставилось достаточно времени, чтобы говорить с Владыкой наедине после того, как мы все ушли, и наконец уехали из Ири, убедившись в том, что Владыка не хочет принимать никакого участия в их планах.

Вопреки злым слухам и даже наглой лжи, распространенным некоторыми лицами, Владыка не находится под «домашним арестом» и не подлежит ограничению в свободе действий или общения. Накануне описанных выше событий, к Владыке приехал архиерей из греческой старостильной юрисдикции. Лука, главный помощник Владыки, заварил для них чай, чтобы Владыка мог угостить гостя и чтобы приятно посидели. И Владыку не спрашивали ни о цели визита, ни о сути разговора. Владыка говорит с кем хочет, когда хочет. Он посещает богослужения каждые субботу и воскресенье и по всем праздникам. Он наш пастырь, а мы – его стадо, не наоборот. Владыка Даниил является епископом Ирийским и митрополичьим викарием для окормления единоверцев. Неужели кто–нибудь когда–нибудь снимал его с этих должностей, чтобы ему можно было куда–нибудь уехать?

В заключение, как я писал в начале этого длинного письма, я хочу лично попросить всех, кто собирается отделиться от Русской Зарубежной Церкви передумать. Как у многих, у меня есть и свои опасения о предстоящем примирении. Меня, как старообрядца, смущает практика совершения Крещения «обливанием», а не полным погружением, и надеюсь, что в ближайшем будущем эту практику отменят. Как и многие, я очень хочу, чтобы Московский Патриархат вышел из ВСЦ. Но я прочитал все соборные документы Московского Патриархата и все документы и объяснения нашей комиссии и не нахожу никакой ереси в том, что Московский Патриархат официально проповедует. И я знаю, как часто злоупотребляют словом «ересь». Не забудьте, что мои предки были убеждены, что реформы Патриарха Никона являлись ересью. На самом деле многие из этих реформ были неблагоразумными и опрометчивыми. Мои предки были убеждены, что наступал апокалипсис, и поэтому отказались следовать «господствующей церкви», когда начался раскол в Русской Церкви, который спустя 350 лет еще не зажил. Поговорка «раскол порождает раскол» несомненно права. Стоит только заглянуть в историю греков–старостильников за последние полвека и на новые юрисдикции, заросшие из Русской Зарубежной Церкви за последние 15 лет, чтобы убедиться в неизбежности новых расколов.

С того дня, когда восстановилось священство в нашем приходе и из старообрядца–наставника я стал священником старого обряда, я молюсь, чтобы восстановилось единство Церкви в России и за рубежом, и чтобы старообрядцы примирились с единой, святой Русской Православной Церковью. Конечно нужно избегать ложного единства, но также нельзя отказываться от возможности заживания ран на Теле Христовом. В 1982 г., когда я впервые присутствовал на Божественной литургии на съезде Русской Зарубежной Церкви в Ипсвиче, шт. Массачусеттс, когда мы еще были беспоповцами, я расплакался, думая о всех моих предках, проживших всю жизнь и ни разу не приобщивщихся святых Христовых Таин. И на следующее утро я опять расплакался, думая о невинных детях в моем приходе и во всех беспоповских приходах, которые никогда не причащались. Я принял твердое решение, что наше поколение будет последним, живущим в расколе. Умоляю всех вас, собирающихся покинуть Русскую Зарубежную Церковь подумать о старообрядцах и их трагической судьбе. Может быть вы уверены, что мы живем в последние времена и вас не беспокоит дальнейшая судьба людей и Церкви, но так думали и мои предки, и спустя 350 лет, мир еще существует. Может быть вы считаете, что невозможно, что когда–нибудь окажетесь без священства, но так считали первые вожди старообрядческого движения. Мы обязаны слушаться наших архиереев, наших пастырей. Если я, человек воспитанный в беспоповском старообрядчестве, могу понимать необходимость слушаться «никонианских» архиереев, возглавляющих Русскую Зарубежную Церковь, как мне понимать как вы, люди родившиеся православными или обратившиеся в православие под омофором архиереев Русской Зарубежной Церкви, не верите, что ими управляет Всесвятый Дух и мы обязаны их слушаться. Неужели вы этому не верите? Разве такие люди, как Владыка Митрополит, который всю жизнь является верным сыном, монахом и архиереем Русской Зарубежной Церкви, сейчас безрассудочно изменит своей Церкви? Молюсь, чтобы все мы продолжали причащаться пречистых Христовых Таин от единой чаши, предложенной нам нашей святой Церковью. Христос воскресе!

С любовью о Христе Воскресшем,

протоиерей Пимен Саймон.
26 апреля / 9 мая 2007 г.


 





Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей.
Copyright © 2016
Synod of Bishops of the Russian Orthodox Church Outside Russia.
При использовании материалов, ссылка на источник обязательна:
"Официальная страница Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей"
75 East 93rd Street
New York, NY 10128, U.S.A.
Tel: (212) 534-1601
Э-адрес для информации, присылки новостей и материалов: webmaster@synod.com
Э-адрес для технических дел: info@synod.com